Глава 6 ЛУННЫЙ СКАНДАЛ В ЦВЕТОЧНОМ ГОРОДЕ


Глава 6 ЛУННЫЙ СКАНДАЛ В ЦВЕТОЧНОМ ГОРОДЕ

И вот однажды Пончик услышал под окном своего домика какую-то подозрительную возню. Была глубокая ночь. Пончик взял фонарик и тихонько выскользнул во двор. Возле огромной земляники происходила странная потасовка. Потом раздался приглушенный писк:
— У-у-уй! Как больно! Ты чего щиплешься?
— Врёшь, не возьмёшь!
— А вот и отниму!
— Отдай, кому говорю, а то хуже будет!
— Ой-ёй-ёй! Так ты ещё и кусаться!


Кто-то завизжал, потом зашипел, и послышался глухой звук, как будто что-то свалилось на землю.
— Ай! Это кто ещё тут? — похолодев от страха, взвизгнул Пончик и дрожащими руками включил фонарик.
— Это я, — послышался сдавленный голосок, и из-за огромной земляники высунулась чья-то очень знакомая Пончику взъерошенная макушка.
— Ой… — тоненько захныкало что-то в траве, и прямо у ног Пончика вынырнула ещё одна макушка, тоже знакомая.
Пончик наклонился, и в тусклом свете фонарика возникло поцарапанное лицо Болтуна, а затем луч света выхватил из темноты ещё одну перекошенную раскрасневшуюся физиономию, в которой и Пончик, и Болтун с удивлением узнали Сиропчика.
— Ну и ну! — присвистнул Болтун. — Так это с тобой мы тут всё это время друг друга тузили?
— Со мной… — краснея ещё гуще, прошептал Сиропчик и втянул голову в плечи так, что стал похож на маленькую виноватую черепашку.
— А как это вы тут оказались, интересно? И что это вы тут делали? — полюбопытствовал Пончик, едва оправившись от испуга. Сиропчик потупился и стал внимательно рассматривать свои ботинки, а Болтун промямлил:
— А мы тут гуляли-гуляли и — бац! Столкнулись. В темноте, нечаянно.
— Ага, точно! — подтвердил Сиропчик. — Мы так сильно столкнулись, что надавали друг другу во-о-от таких тумаков!
— Ну-ка, постойте… — Пончик вдруг заметил, что земляника, растущая прямо у него под окном, треснула посередине, как будто её с силой растаскивали в стороны.
— А что это вы сотворили с моей земляникой, а? – увидев такое безобразие, возмутился Пончик.
— А с чего ты взял, что это твоя личная земляника? — огрызнулся Болтун, однако уши у него стали пунцовыми.
— У нас ведь всё общее… — робко поддержал его Сиропчик, и его круглые глазки забегали по сторонам.
— Общее-то оно общее, только растёт-то это самое общее возле моего дома, а не возле вашего!
— Так возле наших домов такие уж и не растут вовсе! — в один голос возразили провинившиеся коротышки.
— Постойте-ка! — хлопнул себя по лбу Пончик, Выходит, вы её украсть хотели?
— А как это – украсть? — изумились они.
— Украсть, это значит… это значит… присвоить себе чужое, — тут Пончик запнулся. – Или общее…
И тут Пончику вдруг стало грустно до слёз. Он опять вспомнил о своих лунных злоключениях. От этих ужасных воспоминаний Пончик совсем расстроился и размяк.
— Братцы! Так вы это… кушать, что ли, хотите?
Болтун с Сиропчиком совершенно сконфузились и сокрушённо закивали.
— Ну ладно. Идёмте-ка ко мне, поедим ватрушек с печеньицем, выспимся, а потом уже будем разбираться, что к чему. Только учтите: я вас сегодня никуда не отпущу. А уж завтра…
Наутро Пончик, взяв под руки незадачливых похитителей, вывел их из дому и усадил в машину.
— Поедемте-ка на телепередачу «Лунная жизнь». Там сейчас все коротышки, небось, собрались. Расскажете всё, как было, при всём честном народе. А не расскажете, так я сам расскажу, а то вы окончательно превратитесь в воришек. Вот и весь мой сказ!
Пока Пончик возился с автомобилем, который почему-то не хотел заводиться, Сиропчик с Болтуном сидели грустные. Очень уж им стыдно было признаваться коротышкам, что случилось минувшей ночью. Болтун думал о том, что если бы не Сиропчик, то и позора никакого бы не было. А Сиропчик во всем винил Болтуна.
— И чего тебя понесло именно в этот огород! Мало других, что ли? — сердито спросил Болтун.
— Можно подумать, что тебя понесло именно в какой-нибудь другой огород! — съязвил Сиропчик.
После этого оба надулись, как мышь на крупу и принялись втихаря щипать друг друга. Заметив, что они ссорятся, Пончик нахмурил брови:
— А ну-ка помиритесь немедленно! Не хватало ещё, чтобы вы на студийной площадке подрались!
Коротышки, насупившись, протянули друг дружке мизинчики и, отвернувшись в разные стороны, под диктовку Пончика уныло повторили: «Мирись, мирись и больше не дерись…»
— Всё! Хватит мириться, — остановил их Пончик. – А то, пока вы тут мириться будете, телепередача «Лунная жизнь» закончится!
Машина тронулась с места и понеслась в направлении парка. Вокруг студийной площадки царило веселье. Все ждали начала телепередачи.
— Да здравствует Лунная жизнь! — кричали одни.
— Давай, начинай скорее! — сгорали от нетерпения другие.
А третьи устроили дискотеку. Они прыгали, тряслись, танцевали и на все лады распевали знаменитый шлягер Голоска: «Ты врала так долго мне…» Не успел Голосок и рот открыть, чтобы объявить о начале передачи, как послышался рёв автомобиля и душераздирающий звук тормозов. Машина остановилась, как вкопанная, прямо перед площадкой и из неё выкатился Пончик, выкрикивая:
— Внимание! Спокойствие! Прошу внимания! Тишина в зале! Важное сообщение!
Пока Голосок соображал, что к чему, Пончик взгромоздился на сцену и, отобрав микрофон у Голоска, провозгласил:
— Итак, уважаемые телезрители, сегодняшняя телепередача будет не совсем обычной. Сейчас Сиропчик и Болтун сделают чистосердечное признание. Коротышки захлопали в ладоши, а Сиропчик и Болтун понуро вышли из машины и, красные как раки, взобрались на сцену.
— Слово предоставляется Сиропчику! — сказал Пончик и сунул ему микрофон под нос. Коротышки опять захлопали. Собравшись с силами, Сиропчик промямлил:
— Братцы… Простите нас. Мы виноваты. Дело в том… Дело в том, что мы, то есть я и Болтун… Мы с Болтуном… — и тут Сиропчик совсем сник и горько-горько расплакался. Видя, как размазывает Сиропчик слёзы по лицу, Пончик объявил:
— Поскольку у Сиропчика в данный момент глаза на мокром месте, слово передаются Болтуну! — и решительно вручил ему микрофон. Болтун повертел его в руках, кашлянул, зачем-то его понюхал, помолчал и, наконец, произнёс:
— Братцы! В общем… Что тут говорить, тут такое дело… Мы с Сиропчиком совершили очень плохой поступок. Мы хотели украсть, то есть присвоить, пончикову, то есть общую, землянику.
— А как это украсть? А зачем присвоить? — наперебой загалдели коротышки. Болтун опустил голову и прошептал:
— Мы не хотели, но так кушать хотелось, ну просто мочи не было терпеть!
Тут Голосок, воспользовавшись паузой, вырвал микрофон у Болтуна, и выпалил:
— Стыд! Позор! А теперь все вместе!
Коротышки тут же хором дружно проскандировали: «Стыд-по-зор! Cтыд-по-зор!», однако как-то уж очень вяло и неуверенно.
Тогда Голосок сказал:
— Поблагодарим наших гостей за выступление, то есть за важное сообщение, и поздравим их, потому что чистосердечное признание это геройский поступок! А мы продолжаем нашу передачу. Оставайтесь с нами! — Ну не-е-ет! Мы тоже хотим совершить геройский поступок! Мы тоже хотим сделать чистосердечное признание! — послышались взволнованные голоса, и коротышки, расталкивая друг друга, стали карабкаться на сцену.
Голосок совсем растерялся и, не дожидаясь, пока у него кто-нибудь отнимет микрофон, с виноватым видом быстренько добавил:
— В таком случае и я хочу признаться! Я тоже… это… присваивал себе овощи из палисадника Буковки!
После этого начался такой шум, гам и неразбериха, что Пончик заткнул уши и что есть силы воскликнул:
— Прекратите безобразие! Как вам не стыдно!
— А разве мы виноваты в том, что кушать хочется, а на всех еды не хватает? Мы почти голодаем! — разнервничались коротышки.
— А кто виноват? Кто засадил всю вокруг лунными растениями? И что же вы думаете делать? И дальше друг у друга карликовые морковки да арбузы таскать? Вот до чего нас всех довел ваш хвалёный лунизм! — —- Правильно! Это всё лунисты! Это всё ваша «Лунная жизнь»! Закрыть надо эту вредную передачу! — закричали коротышки, перебивая друг друга.
— Братцы! — попытался перекричать всех Болтун. — Послушайте! Да ведь это космонавты во всём виноваты! Вот пусть теперь и думают, что делать! –
— Правильно! Это всё космонавты! Конечно, лунные семена привезли, а сами опять на свою Луну улетели! Теперь ищи-свищи их!
— Так не все же улетели! — опять подал голос Болтун. — Некоторые же ведь остались! Вот Пончик, например!
— А ещё Кубик, архитектор из Солнечного города! А ещё Незнайка! — стали вспоминать коротышки.
— Незнайка? Вот уж у кого следует хорошенько спросить, откуда все эти неприятности на наши головы свалились! А ведь точно, Незнайка он и есть главный виновник и шалопай! Помните, кто угнал ракету? Точно, Незнайка! — обрадовался Голосок и тут же предложил:
— Давайте завтра вызовем его на нашу телепередачу и пусть держит ответ, как нам быть! Вот пусть Пончик и разыщет его, а если не найдёт, придётся ему самому предоставить нам всем объяснения, как мы докатились до жизни такой. На этом разрешите телепередачу закончить, до свиданья, до новых встреч, друзья!
С этими словами он улыбнулся во весь рот, проворно смотал провода и спрятал микрофон в карман. А поскольку без микрофона выступать в таком галдёже было бесполезно, телезрители постепенно успокоились и пошли по домам. И только Пончик поехал разыскивать Незнайку и Кубика, потому что ему не очень-то хотелось отдуваться на телепередаче одному.

Пока в Цветочном городе происходил лунный скандал, Незнайка был в Солнечном городе, у своей приятельницы Кнопочки. Вообще-то он просто зашёл её проведать, а если совсем честно — то спрятаться, чтобы ему не попало от Укольчика и других коротышек за то, что он самовольно сбежал из больницы. Но когда Кнопочка увидела Незнайку, то так обрадовалась его выздоровлению, что решила оставить его погостить подольше. Она приносила ему книжки, по которым Незнайка соскучился, сообщала ему городские новости, а Незнайка в ответ рассказывал ей всякие удивительные истории, о которых прочёл в книжках и помогал ей ухаживать за лунными растениями. Несколько раз он попытался было рассказать о том, что узнал за это время из толстых и, на первый взгляд, слишком учёных книг. Например, о том, что такое деньги, что такое торговля и обо всех прочих непонятностях и премудростях, которые он воочию видел на Луне, но Кнопочка и слушать ничего не хотела, потому что на Земле всю было устроено иначе. А всё, чего Кнопочка представить себе не могла, для неё казалось сплошной незнайкиной выдумкой. Незнайка же про себя решил, что дружба важнее и больше этих вопросов не касался. Так и загостился он, пока однажды Кнопочка не прибежала домой, волоча за собой Торопыжку, встревоженная и даже чуть-чуть сердитая.
— А ну-ка, признавайся немедленно, что ты натворил! — закричала она с порога. Незнайка выпучил глаза от неожиданности.
— Когда бы я успел что-то натворить, если я всё время сижу тут?
— А ты вообще-то знаешь, что о тебе говорили в сегодняшней телепередаче?
— Вот те на! И что же такого особенного обо мне говорили?
— А вот послушай, что о тебе нормальные коротышки говорят!
Тут в разговор включился Торопыжка. Он набрал в лёгкие побольше воздуха, и изо рта у него посыпалась такая скороговорка, что Незнайка не поспевал соображать, что в его рассказе главное, а что не очень.
— А то и говорили, что, мол, и шалопай ты, понимаешь, и ракету ты угнал, и что из-за того, что ты летал на Луну, теперь коротышкам кушать стало нечего, они теперь совсем голодные и несчастные, потому что нормальные овощей теперь днём с огнём не сыщешь, а ещё из-за того, что Сиропчик с Болтуном подрались в огороде у Пончика, так как хотели украсть землянику, а Пончик приволок их за это на «Лунную жизнь» для чистосердечного признания, а Голосок сказал, что это, мол, очень геройский поступок, а потом все подряд стали совершать этот самый геройский поступок, кошмар какой-то, всё перепуталось, все стали кричать и ссориться, а Голосок теперь требует, чтобы ты перед всеми коротышками держал ответ за всю это ужасное безобразие! Уф! Вот какой ужас творится!
Торопыжка перевёл дыхание и они вместе с Кнопочкой выжидательно уставились на оторопевшего Незнайку.
— Ну что? Понятно? — спросила, наконец, Кнопочка.
— Ага, ничего не понятно, — утвердительно качнул головой Незнайка.
— Вот пойдёшь завтра на телепередачу и объяснишь там при всех, что тебе понятно, а что непонятно! — окончательно рассердилась Кнопочка.
— А вот и пойду! — обиделся Незнайка, схватил свою шляпу и был таков.

Рассерженный и расстроенный, шёл Незнайка по дороге в Цветочный город. И едва только он начал приходить в себя после очередной ссоры с Кнопочкой, как увидел, что навстречу ему несётся большой, красивый красный автомобиль. Это был, конечно, Пончик.
— Привет, дружище! — вне себя от радости закричал Пончик. — Я уже и не надеялся, что найду тебя сегодня! Садись скорее в машину, поехали к Кубику, а всё остальное я тебе расскажу по дороге.
И, не дав Незнайке ни секунды на размышление, Пончик втащил его в машину и предусмотрительно захлопнул дверцу покрепче.
— Вот так история! — почесал затылок Незнайка, когда Пончик выложил ему все новости. — Только вот никак не могу понять: мы-то в чём виноваты? — Да ведь не в этом дело! Не время сейчас думать о том, кто прав, а кто виноват, — резонно заметил Пончик. — Тут надо хорошенько помозговать, как быть, чтобы не помереть с голоду! Давай-ка сделаем вот что: посоветуемся с Кубиком, как быть дальше. Тем более, что кроме нас с тобой, Кубика тоже вызвали на телепередачу ответ перед коротышками держать. Только он об этом, наверное, ещё не знает.
И приятели поехали обратно в Солнечный город к Кубику.

Новые похождения Незнайки, Футика и других коротышек.
© СВЕТЛАНА ОСЕЕВА © ПЁТР СОЛОДКИЙ 1999-2009

Реклама
Запись опубликована в рубрике 03 Новые похождения Незнайки, Футика и других Коротышек с метками , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s